Памятный камень генералу Серову И. А. в деревне Замошье

6. 03. 2016


Деревня Замошье: Памятный камень генералу армии Серову И. А.

В 2005 году у здания администрации в деревне Замошье был открыт памятный камень Герою Советского Союза, генералу армии, земляку Ивану Александровичу Серову, родившемуся в деревне Афимская.


 

Кто такой, генерал армии Серов Иван Александрович?

 

генерал СеровРодился Иван Александрович в 1905 году в деревне Афимское (в других документах — Афимовская) бывшего Кадниковского уезда, что входит в состав Сокольского района Вологодской области.

Он был заведующим избой-читальней, а стал правой рукой всесильного Берии и первым председателем КГБ.

На его парадном кителе красовались шесть орденов Ленина, пять орденов Красного Знамени и Золотая Звезда Героя.

Но в 1963-м он был лишен звания Героя Советского Союза, снят с высоких постов и вскоре отправлен на пенсию. Именно таким оказался извилистый жизненный путь нашего земляка Ивана Серова — неоднозначного человека с весьма парадоксальной судьбой.

Родился Иван Александрович в теперь уже далеком 1905 году в деревне Афимское (в других документах — Афимовская) бывшего Кадниковского уезда, что входит теперь в состав Сокольского района.

О родителях этого человека известно очень мало. Вполне вероятно, что на пути к высокой должности Серов, используя свои фактически безграничные возможности, «подчистил» архивы, убрав из них не слишком лестные для чекиста подробности.

Не случайно, что в фондах Кадниковского и Сокольского музеев нет ни одного официального документа, проливающего свет на происхождение этого человека. Считается, что его отец в молодости был охранником Кадомской уездной тюрьмы в Рязанской губернии, но пофамильные списки стражников сгорели при «случайном пожаре» в конце 30-х XX века.

Сам Иван Александрович во всех анкетах на вопрос о своем происхождении писал просто и без затей — «крестьянское», так-же указывая, что в 1923 году закончил Кадниковскую школу, трудовую биографию начал заведующим избой-читальней, а потом короткое время трудился председателем Замошского сельского совета.

Наделенный живым умом и способностью располагать к себе собеседников, не затерялся Серов и на военно-политическом поприще. Практически одновременно с зачислением в Ленинградскую пехотную школу вступил в члены ВКП(б). Окончил артиллерийские курсы, успел послужить в Ленинграде, на Северном Кавказе и Украине, поступил в Военную академию имени Фрунзе.

Поворотным в судьбе нашего земляка стал 1939 год. К тому времени по стране прокатились уже две масштабные волны репрессий.

Сначала сотни тысяч человек оказались в лагерях и были расстреляны по надуманным обвинениям в контр­революционной деятельности. Ну а потом тех, кто боролся с мнимыми врагами народа, обвинили в перегибах и вредительстве и также отправили на эшафот.

В основательно «прочищенном» командном составе остро не хватало кадров, и многие выпускники военных академий стремительно делали карьеру. Смог, что называется, попасть в струю и направленный на службу в центральные органы НКВД СССР Иван Серов.

Всего за несколько месяцев 1939 года он сумел преодолеть сразу четыре карьерные ступени, последовательно занимая должности от заместителя и начальника Главного управления Рабоче-крестьянской милиции до народного комиссара внутренних дел Украинской ССР.

Начало Великой Отечественной войны наш земляк встретил уже в качестве первого заместителя Народного комиссара госбезопасности СССР, став, по сути, в чекистской иерархии вторым человеком после Лаврентия Берии.

Точнее — делил эти лавры с еще одним бериевским приближенным, Виктором Абакумовым.

Во многих литературных произведениях двух замов Берии принято классифицировать как «плохого» и «хорошего». В противовес Абакумову с его садистскими наклонностями и жаждой стяжательства, портрет Серова обычно рисуют светлыми красками, пытаясь изобразить из него бессребреника и настоящего служаку, работающего не на личные интересы, а исключительно во благо государства. И архивные документы в чем-то подтверждают эту версию.

По крайней мере, в отличие от Абакумова, обладавшего огромной физической силой и частенько избивавшего арестованных до полусмерти, наш земляк не опускался до рукоприкладства и тем более никого собственноручно не расстреливал.

Но назвать его безгрешным тоже нельзя. В военное время, когда на кону стояла судьба целой страны, не «запачкаться» на такой должности было просто нереально. Именно Серов руководил «спецоперациями» по выселению ингушей и калмыков, обвиненных в пособничестве врагу. Он же в первый военный год отвечал за «очистку» прифронтовой Москвы от уголовников и «неблагонадежного элемента». Всех последних приравняли к бандитам и особо не церемонились.

Все эти годы в аппарате НКВД шла невидимая борьба за власть. Ведомство несколько раз трансформировалось, то объединяя в себе чекистские и милицейские функции, то разделяясь на самостоятельные министерства. Одновременно рос и падал авторитет и двух конфликтовавших между собой бериевских замов.

В первый послевоенный год, когда на Серова возложили обязанности уполномоченного НКВД СССР по Группе советских войск в Германии, Абакумов инициировал своеобразную операцию «Чистые руки».

Десять подчиненных Серова были обвинены в присвоении контрибуционного имущества (в качестве платы за нанесенный ущерб советской экономике побежденных немцев обязали сдавать золотые и серебряные изделия, а также столовые приборы из драгметаллов, которые шли затем в Советский Союз на переплавку).

Офицеров арестовали и привезли на Лубянку, где требовали дать показания на Серова как на главного расхитителя. Но вологжанин сумел увернуться от смертельного аркана, спешно приехав в Москву и доказав, что обвинения против него были выбиты у экс-подчиненных пытками.

В 1951-м уже Абакумов был арестован и подвергнут длительным допросам «с пристрастием». И хотя злейшего врага Серова расстреляли только через три года, он был окончательно нейтрализован.

Сам Иван Александрович в последние годы жизни Сталина близко сошелся с Никитой Хрущевым — и не прогадал. После того как, не без помощи Серова, Никита Сергеевич победил в борьбе за власть с другими возможными преемниками вождя, был создан Комитет государственной безопасности при Совете министров СССР. Первым его руководителем стал именно Иван Серов.

Сведения об этом этапе жизни нашего земляка также противоречивы. По воспоминаниям одних ветеранов чекистского ведомства, Иван Александрович буквально дневал и ночевал на работе, сумев выстроить чуть ли не идеальную вертикаль взаимоотношений с подчиненными.

Другие, наоборот, уверяют, что попавший из крестьянской «грязи» в комитетские «князи» уроженец вологодской глубинки не прошел испытания «медными трубами», был груб в общении и стал злоупотреблять алкоголем.
«В связи с потерей бдительности…»

Как бы там ни было, в декабре 1958 года Серова сняли с поста руководителя КГБ и назначили начальником внешней разведки (ГРУ). Это было явным понижением, и вряд ли Серова могло удовлетворить то, что перевод на новую службу сопровождался «сохранением материального содержания, получаемого по прежней работе».

В разведке Иван Александрович проработал пять лет. Возможно, мог бы и дольше, но тут вскрылась шпионская деятельность полковника ГРУ Олега Пеньковского, вероятно, самого высокопоставленного «крота» в советском разведывательном ведомстве. Он «сдал» ЦРУ более 200 разведчиков-нелегалов, работавших в США и странах Европы.

До этого Пеньковский не раз назывался руководителем ГРУ в числе «лучших и преданнейших нашему делу товарищей». И хотя прямого отношения к преступной деятельности «своего» полковника Серов не имел, в начале 1963-го его сняли с должности «в связи с потерей бдительности», разжаловали до генерал-майора и лишили звания Героя Советского Союза.

Следующие два года опальный чекист провел в Туркестанском и Приволжском военных округах на второстепенных должностях, инспектируя военные учебные заведения. Но тут последовал новый удар.

В апреле 1965 года Серов был исключен из рядов КПСС с уничижительной мотивировкой «за нарушения социалистической законности и использование служебного положения в личных целях» и отправлен в отставку.

После чего на несколько месяцев словно бы пропал для бывших сослуживцев. Среди них поползли слухи — Серов спился и, не в силах вынести позора, пустил себе пулю в лоб. Но все это время Иван Александрович уединенно жил на квартире родственников, а потом поехал на Вологодчину, навестить родные места. Правда, в самом Афимском жителей уже не осталось. Но встреча с малой родиной явно придала Серову новые жизненные силы. Он не раскис и не расклеился, пытаясь заниматься общественной работой. Вот только в условиях почти тотального запрета на упоминание его имени в брежневскую эпоху делать это было совсем не просто.

Последние четверть века своей жизни Иван Александрович провел в Москве — несмотря на опалу, за ним сохранили квартиру в некогда престижном «доме на набережной».

Он умер в 1990 году, пережив и Брежнева, и Андропова, и Черненко, и пресловутую горбачевскую перестройку. По словам соседей, даже в очень преклонном возрасте Серов сохранял ясную память, острый ум и неуемную энергию, которую тратил пусть на маленькой, но снова руководящей должности — председателя дачного кооператива.

Вместо эпилога

В изданной в 1985 году книге «Золотые Звезды вологжан», где перечислены земляки, удостоенные звания Героя Советского Союза, информация об Иване Серове отсутствует.

Не слишком жаловали этого человека и постперестроечные биографы. И лишь в 2005 году, стараниями бывшего руководителя Замошского сельсовета Александра Староверова, в Сокольском районе был установлен памятный камень в честь именитого земляка. Удалось найти и дальних родственников Серова, проживающих сейчас в Соколе и Санкт-Петербурге.

Но каких-то интересных бытовых подробностей из жизни Серова и его семьи они так и не смогли вспомнить — старые чекисты умели бережно хранить свои тайны.

Несколько лет назад в Замошском поселении умерла одна из старейших жительниц. По словам родственников, она уверяла, что хорошо помнит отца Серова. Мол, никакого отношения к тюремной охране он не имел, а был крестьянином, крепким середняком. Нашлись и другие старожилы, заявившие, что в середине 50-х годов, уже являясь председателем КГБ, Иван Александрович также приезжал в Замошье.

Но тот визит был частным — Серов буквально на день заглянул в гости к своему дяде, проживавшему в близлежащей деревне. И приехал якобы один, без всякой охраны и спецсопровождения. Кстати, Серов действительно был храбрым человеком. И даже во время войны, отправляясь в поездку по прифронтовой полосе, брал с собой только водителя и проверенный в деле автомат ППШ.

Источник: «Газета «Красный Север» №162 31 августа 2012/, автор статьи Романов Владимир.

 

Удачи вам! До скорых встреч на страницах сайта Ldk-Sokol.ru

Похожие Посты

Добавить в

Ранее были написаны:
  1. Когда-то здесь жила деревня Холмово
  2. Деревня Яковлево
  3. Деревня Замошье: Памятник павшим в боях за Родину
  4. Деревня Перхурово
  5. Деревня Заречье

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *