Родовой дом Сибирцевых, село Георгиевское

6. 10. 2014

« И эту грусть, и святость прежних лет

Я так любил во мгле родного края …»
Н. Рубцов

На всю жизнь запомнил поэт Александр Романов свое первое причастие, полученное из рук священника храма села Георгиевское. Шел он тогда, пяти лет от роду, с дедом Александром Никаноровичем под наплывы колокольного звона семь верст от родной деревни Петряево к церковному взгорью на реке Двиница.

Село встретило мальчика цветущим черемушником, игрою речки в золотистых камешках, древними липами, старинными домами и сиянием церковных окон и золотых звезд на голубых куполах храма … А солнце кружилось тогда в светлом небе так, словно это было веретено матери, расшивающей старинными узорами полотенце …

И все это много раз потом оживало в памяти: « … В заботах, в тревогах Далеко от дома Мотают дороги Меня уж седого. С разгона, с размаха Дни мчатся за днями, А строгая пряха Все ниточку тянет …».

Согласно завещанию, свой последний приют поэт нашел рядом с матерью, на древнем погосте села Георгиевского на берегу реки Двиницы, недалеко от дома священника о. Владимира.

Батюшка был глубоко почитаем в семье Романовых. В их домашнем архиве до сих пор хранится адресованная ему фотография: « На добрую память о. Владимиру Сибирцеву от И.Е. Богачева. 1909 г. апреля 28 дня». д. Большая.

На крыльце дома Богачева И.Е

На крыльце дома Богачева И.Е

Фотография отснята на крылечке родового дома Ивана Евгеньевича Богачева, деда Александра Романова по линии матери, в деревне Большой Корбангской волости Кадниковского уезда. Рядом с хозяином дома в центре фотографии – его жена Анна. А перед о. Владимиром на фотографии – девочка в белом платье. Кто она? Как оказалось, – дочь священника, Мария. Ее, уже повзрослевшую, можно узнать на фотографии, запечатлевшей всю семью Сибирцевых у их родового дома в селе Георгиевском.

В семье было тринадцать человек детей – семь девочек и шестеро сыновей. На фотографии отсутствуют только двое — первенец Александр, сложивший голову в первой мировой войне, и младшая дочь Елизавета – она появится на свет только через полтора года. Именно ей, самой последней из детей Сибирцевых, суждено было рассказать о каждом из тех, что смотрят на нас со старой семейной фотографии, отснятой в 1918 году.

Этот год стал для семьи православного священника переломным. Негромкий голос, светлая улыбка, тщательно подбираемые слова – Елизавета Владимировна рассказывает о том, как обретенные в их семье твердость духа, любовь и чувство ответственности помогли детям семьи Сибирцевых преодолеть выпавшие на их долю испытания.

Самая старшая на фотографии – Манефа Философовна Сибирцева ( урожденная Ретровская ) супруга настоятеля Георгиевской церкви протоиерея Василия Лаврентьевича Сибирцева. В их семье и родился в 1876 году сын Владимир. Семья была многодетной – пять сыновей и пять дочерей.

«Мой дедушка, — пишет Елизавета Владимировна в своих воспоминаниях, — священнослужитель, имел высокие звания: носил два креста и на голове священную митру. Был просветителем Корбангского прихода. Построил школу для крестьянских детей в Воробьеве, имел передвижную библиотеку по всем деревням, а в приходе было 60 деревень, выписывал передовую классическую литературу и журналы. Как знак уважения, прихожане вручили своему священнику подарок – портрет 1, 5 метра высотой и 1 метр шириной в позолоченной раме …».

В 1900 году, после кончины мужа, Манефа Философовна поехала в Вологду в Епархиальное управление просить перевести своего сына Владимира, служившего в то время в г. Шенкурске Архангельской области, в церковь Георгия Победоносца Корбангского прихода. «Несмотря на то, что у бабушки было пять сыновей, она пожелала заменить дедушку только Владимиром. Она считала, что он мудрый, высоконравственный человек».

Семья протоиерея Владимира Сибирцева

Семья протоиерея Владимира Сибирцева. Село Георгиевское. 1918 г.

Верхний ряд: Анна Александровна Сибирцева, сын Николай, Владимир Васильевич Сибирский, друг сына Михаила, сын Михаил. Средний ряд: Дочь Надежда, сын Анатолий, сын Георгий, мать Манефа Философовна Сибирцева, сын Василий. Нижний ряд: Дочь Вера, племянница Зоя, дочь Мария, дочь Антонина, племянница Тамара, дочь София, дочь Любовь.

Елизавета Владимировна Сибирцева

Елизавета Владимировна Сибирцева

 Елизавета Владимировна рассказывает

В.В. Сибирцев закончил духовное училище и затем Вологодскую духовную семинарию. В 1895 году женился. До принятия духовного сана жил и учительствовал в городе Шенкурске. Там родились первые ребятишки.

В село Георгиевское приехали на лошадях. В общении с прихожанами о. Владимир был прост, весел и общителен. «Никого не осуждал, никому не отказывал и в любое время выполнял все, с чем бы к нему ни обращались: на соборование к больному, на освящение дома и т.д. … Люди уважали батюшку, и в знак этого его сопровождал колокольный звон от церкви и до дома …».

О. Владимир нежно любил жену и детей. «Помню, как любили мать и отец вместе, рука об руку, уходить по проселочной дороге в лес или на речку … Я, бывало, соскучусь и бегу к ним навстречу, и отец весело подхватывает меня на лету …» В 1930 году о. Владимира стали часто вызывать в ГПУ в Воробьево. Все жили в тревоге и ожидании.

« Я всегда сидела на огороде и всматривалась, не покажется ли папа … И вдруг вижу его и кричу: «Идет!», и бегу изо всех сил навстречу. Все дети и мама выходят на другой берег реки и идут, весело улыбаясь ему. А я уже обняла папу и прижалась к нему …

Зимой 1930 года приезжали к нам с обыском. Я мало, что понимала. Меня спрашивали: «Ты читаешь эти книги?» Я отвечала: «Нет, не читаю». – «Ну и молодец, и никогда не читай». А книги, конечно, были духовного содержания. В конце декабря за отцом приехали поздно вечером и увезли.

Через две недели переправили в Вологду, и после решения «тройки» расстреляли в мае 1931 года. Позднее пришли двое в наш дом, собрали все, что было, в большую комнату и объявили продажу. Что не было куплено, собрали в узлы и увезли.

В доме устроили клуб, позднее открыли класс, где учились дети. Еще позже сельсовет продал дом частному лицу … Мы остались без крова и средств к существованию …»

Владимир Васильевич и Анна Александровна Сибирцевы. 1895 г.

Владимир Васильевич и Анна Александровна Сибирцевы. 1895 г.

Большую поддержку семье в годы бедствий оказали старшие дочери Сибирцевых Мария (в замужестве Несговорова) и Любовь (в замужестве Любомирова). На фотографии они – в нижнем ряду вместе с малышами. Обе – учительницы в начальных классах. Делились с родными последним. Принимали их в своих семьях в Вологде, помогали устраиваться на работу или учебу.

Так, еще до событий 1931 года в семье Марии появилась младшая сестренка Надежда (на фотографии – на коленях у матери). Надежда, на «отлично» закончив четыре класса начальной школы в селе Георгиевском, вынуждена была … вновь вернуться в четвертый класс.

В продолжении учебы в селе Воробьево детям священника было отказано. Выручила Мария. В ее семье девочка не только получила среднее образование, но и воплотила в жизнь свою давнюю мечту – выучиться на врача. Муж Марии написал письмо самому «Всесоюзному старосте», и Михаил Иванович Калинин обнадежил, что готовится постановление о праве учиться детям репрессированных.

Медицинский институт Надежда закончила в 1941 году. И сразу – на фронт. Все годы войны работала на передовой в медсанбате. Начинала под Москвой. Затем прошла от Сталинграда до Чехословакии. Была удостоена многочисленных наград. После войны вместе с мужем жила в Раве-Русской, где остановился полк. До выхода на пенсию работала врачом-терапевтом больницы. И еще один врач оказался в семье Сибирцевых – Николай (на снимке – в верхнем ряду рядом с матерью).

Путевку учиться на врача в Петрограде он получил еще накануне революции. Надо было ехать. Отец сказал: «Помогать не смогу, семья большая, решай сам». И Николай решился, хотя с детства он был хромым. Учился в медицинском институте и одновременно работал на мельнице грузчиком, зарабатывая на пропитание. После революции из института был исключен, из общежития выселен. Вынужден был ютиться на чердаке.

Выручили друзья — благодаря их хлопотам он был вновь допущен к занятиям. Стал хирургом. Во время войны был переведен из г. Великий Устюг в г. Вологду для работы в военном госпитале. Получил звание заслуженного врача РСФСР. Братья Василий и Михаил (на фотографии — в правом верхнем углу), работали в конце двадцатых годов учителями на Урале в г. Нижний Тагил. Василий был учителем химии и биологии, а Михаил преподавал русский язык и литературу.

В 1932 году, после потери крова, мать с дочерями приехала к ним, но опора оказалась шаткой. Сыновья репрессированного священника были объявлены неблагонадежными, и это повлекло за собой увольнение с работы. Мать и ее дочери перебрались в Челябинскую область к дочери Софии, а сыновья подались на новостройки Магнитки, где им удалось устроиться по специальности — учителями. Встав на ноги, Михаил вызвал из Мурманска брата Анатолия, чтобы устроить его на курсы шоферов.

Профессия шофера крепко пригодилась Анатолию на фронте. Будучи в «первом эшелоне», он подвозил снаряды прямо на передовую. Вместе с Анатолием были призваны защищать Родину Василий и Михаил. Мать горячо молилась за детей, и – «Бог к сиротам милостив!» — все вернулись с войны целыми и невредимыми. С орденами и медалями приехали к ней на Урал. Не хватало лишь одного из сыновей – Георгия (на фотографии сидит у отца на коленях).

Еще до войны он трагически погиб на строительстве метро в Москве. Оказавшись в начале тридцатых годов вместе с дочками на Урале, Анна Александровна нашла поддержку у дочери Софьи, преподававшей математику в городе Копейске Челябинской области. Там шла добыча каменного угля. Жили с 1935 года в бараке. Антонину и Веру скоро отдали замуж, и на плечах у Софьи осталась забота о матери и сестренке Лизе.

В 1936 году перебрались в Горьковскую область. Здесь Елизавета закончила среднюю школу и в 1939 году поступила Горьковский институт иностранных языков. Потом начала война. Когда немцы подошли к Волге и начались бомбежки, Софья с матерью эвакуировались – уехали на Урал в поселок Билимбай к Антонине. Елизавета осталась в Горьком. Вместе с другими студентами сооружала противотанковые рвы.

По окончании войны работала учительницей английского языка. С 1950 года жила с матерью в Вологде в семьях сестер и братьев. В 1954 году брат Николай выхлопотал для матери и сестры маленькую квартиру на улице Герцена. Здесь и закончила в 1955 году свой земной путь Анна Александровна Сибирцева.

В 1963 году дело В. В. Сибирцева было пересмотрено. В связи с отсутствием в деле осужденного фактов антисоветской агитации Президиум Вологодского областного суда вынес решение: «Постановление тройки ПП ОГПУ Северного края от 27 мая 1931 года в отношении … Сибирцева Владимира Васильевича отменить, и дело производством прекратить за недоказанностью обвинения».

село Георгиевское

село Георгиевское

Какова же судьба села Георгиевского и родового дома Сибирцевых? На фотографии из семейного архива Сибирцевых – вид на село Георгиевское в начале ХХ века. Его украшение – храм Георгия Победоносца с колокольней. В настоящее время от храма остались одни лишь руины. «В храм, говорят, молния попала? – Нет, молния попала в колокольню. Загорелись деревянные настилы, и скоро она упала. А храм сам разрушился. Правда, и люди «помогали» — стали вынимать рамы, железо… Стало протекать … А теперь и купола уже начали падать…»

дом Сибирцевых

дом Сибирцевых. 2004 г.

О текущих событиях в селе Георгиевском Елизавета Владимировна знает не понаслышке – каждое лето она приезжает в свой старенький, обветшавший дом. Еще при продаже дома Сибирцевых частным лицам в далеком 1931 году четверть его оставили сестре о. Владимира Екатерине Васильевне.

Была она почетной учительницей, проработала в школе села Георгиевского 52 года и была награждена орденами Ленина и Трудового Красного Знамени. Постепенно, в течение десятилетий, временные жильцы дома разъехались по благоустроенным жилищам, и дом Сибирцевых в летнее время стал вновь объединять своих прежних хозяев.

Окно дома Сибирцевых

Окно дома Сибирцевых

В летний зной здесь прохладно. Из окошка – вид на реку Двиницу и берег, усыпанный ромашками. Пахнет старым деревом, малиновым вареньем и пирогами. Поскрипывают половицы. Когда-то в счастливое время по ним ходил отец с маленькой Лизой на руках. Ходил и приговаривал: «Вырастешь большая, будешь в злате-серебре ходить …».

Елизавета Владимировна улыбается воспоминанию: «Что-то не получилось…». «А разве Аннушка Ваша – не золото?». Анна Баданина, дочь, улыбается. Коклюшки так и мелькают в ее руках – значит, одним кружевом в этой семье будет больше …

Автор текста – Марина Кошелева

Автор фотографий – Андрей Кошелев

Документальные фотографии – из архивов семей Сибирцевых и Романовых

село Георгиевское

село Георгиевское

село Георгиевское

село Георгиевское

село Георгиевское

село Георгиевское

село Георгиевское

село Георгиевское

село Георгиевское

село Георгиевское

село Георгиевское

село Георгиевское

село Георгиевское

село Георгиевское

село Георгиевское

село Георгиевское

Удачи вам! До скорых встреч на страницах сайта Ldk-Sokol.ru

Похожие Посты

Добавить в

Ранее были написаны:
  1. Корбанга - История Воробьёвского сельского поселения
  2. Храм Георгия Победоносца, село Георгиевское
  3. Деревня Воробьево: Памятник погибшим в годы ВОВ

Один комментарий

  1. Сергей

    Может быть, дополнить этот хороший материал сообщением об Александре Владимировиче Сибирцеве, участнике первой мировой войны? В статье Е.П. Демидовой «Вологодские священники и их дети — участники первой мировой войны» есть и две фотографии членов описанной семьи(booksite.ru/war1914/3_st-246.html).
    А у меня личный вопрос: нельзя ли узнать хотя бы инициалы Любомирова — мужа Любови Владимировны (она двойняшка с Александром)?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *