Кораблёв Г. Н. — Ты же выжил , солдат….

Кораблев Геннадий

Великая Отечественная война стала для всех людей настоящим испытанием, сопровождавшимся потерей близких. Война…

1418 дней и ночей нужно было прожить, чтобы бороться, сражаться, отступать, умирать и воскресать для встречи долгожданной Победы в мае 1945 года!

Кораблев ГеннадийВ тот теплый воскресный день, когда ворвалось страшное слово «война!», Геннадию шёл семнадцатый год. Он учился в ремесленном училище, так что рваться на фронт не было смысла, всё равно бы не взяли из – за возраста.

Через год,15 июля 1942 года Геннадий Кораблёв был призван в РККА Люблинским РВК Московской области и направлен в Ярославское пехотное училище на курсы младших командиров. Ему не исполнилось ещё и 18 лет.

В ноябре 1942 года получил назначение в качестве командира миномётного отделения в 41 гвардейскую стрелковую дивизию 1-ой гвардейской Армии 3-го Украинского фронта.

После напряжённых боев под Сталинградом, 6 октября 1942 года Ставка Верховного Главнокомандующего отвела полки в составе 41 гв. сд в свой резерв. Дивизия была передислоцирована в Романовку Саратовской области на доукомплектование и для подготовки к новому наступлению в районе среднего течения Дона. Ждали новое пополнение бойцов и командиров.

Прибывшее пополнение занималось боевой подготовкой, используя боевой опыт проведённых боёв под Сталинградом, получало новые пушки и миномёты.

Вскоре был получен приказ : по железной дороге выступить на фронт до станции Калач, и совершить марш в район Нижний Мамон, сменить 195 СД и занять оборону на рубеже южнее высоты 190,0.

Все ждали приказа о начале наступательной операции под кодовым названием «Малый Сатурн», а пока на новом месте упорно изучали противника, характер инженерных сооружений и вели общевойсковую и инженерную разведку, понимая, что наступление будет нелёгким.

Полки значительно обновились, солдат с боевым опытом осталось мало, их заменили новобранцы, многие из которых не участвовали в боях.

Перед дивизией оборонялись части 5-й и 3-й пехотных дивизий 8-й итальянской армии. Противник создал прочную оборону: траншеи и ходы сообщения полного профиля, много дзотов, перед первой траншеей — минные поля, проволочные заграждения. Прорвать такую оборону было нелегко.

16 декабря 1942 года был отдан приказ войскам 1-й гвардейской армии Юго – Западного фронта и 3-й гвардейской армии перейти в решительное наступление.

41-я гвардейская стрелковая дивизия оказалась на острие главного удара. Чуть левее сражалась 57-я гвардейская стрелковая дивизия. За ней шла 35-я гвардейская стрелковая дивизия, а её 65-й гвардейский артполк во время прорыва обороны был в боевых порядках дивизий. Подвижной ударной силой являлся танковый корпус.

С утра 16 декабря густой туман покрыл все поля боя. В намеченное время заиграли «катюши», а потом началась полуторачасовая артиллерийская подготовка.

Стрельба велась по площадям, и эффективность артиллерийского огня была очень низкой. Из-за густого тумана не могла действовать и авиация.

Начались напряжённые бои за прорыв основной полосы обороны противника, носившие ожесточённый характер по направлению главного удара. Они не прекращались и ночью с 16 на 17 декабря 1942 года.

Первый бой на всю жизнь врезается в память так, как будто в этот день делаешь свой первый шаг в тот страшный ад, о котором имеешь смутное представление. И первые минуты атаки всегда напряжённы. Этот бой был первым у молодого командира миномётного подразделения, совсем мальчишки…

Горячий бой завязался за село Твердохлебовка, через которое пролегла важная в тактическом отношении дорога.

Пехота выбралась из траншей и шла по открытому полю на вражеские позиции, где совсем ещё недавно гулял огонь нашей артиллерии. Какие силы остались там? Насколько удалось артиллеристам подавить огневую систему переднего края? Эти вопросы волнуют каждого.

Но вот стрелки с криком «ура» ворвались в первую траншею. Завязываются беспощадные рукопашные схватки. Тут в дело идет всё: и штык, и сапёрная лопата, И просто цепкие руки, хватающие противника за горло. Отвоёвываются десятки, потом сотни метров родной земли. Затем противник вводит в бой резервы. Начинаются контратаки.

К концу второго дня наступления дивизия продвинулась на 25 километров. Наступая на главном направлении 1-й гвардейской армии, 41-я гвардейская стрелковая дивизия успешно выполнила поставленную задачу, была полностью прорвана вся тактическая зона обороны противника.

На наблюдательных и командных пунктах ведутся отрывистые, часто нервные переговоры по радио и телефонам. Кто-то сообщает об успехе. Другой требует огневой помощи. Командные пункты на всё реагируют, всё принимают к сведению и требуют, настаивают, приказывают: вперед!

В результате трехдневных ожесточённых боев глубоко эшелонированная оборона противника была взломана, прорыв достигал 60 км по фронту и 40 км в глубину.

Для ускорения прорыва тактической зоны обороны, в сраженье были введены четыре танковых корпуса: 17-й, 18-й, 24-й и 25-й. В первый день танки наткнулись на минные поля и приостановили атаку.

В результате, до 17 декабря, танковые корпуса не могли вступить в бой, который велся только силами стрелковых подразделений.

17 декабря прорыв обороны осуществлялся танковыми корпусами, авиацией и советскими стрелковыми войсками.

Выйдя на оперативный простор, танковые войска устремились вперед. Стрелковые войска, наступая за подвижными соединениями, окружали и уничтожали расчлененные вражеские группировки, блокировали и штурмовали их опорные пункты.

В результате главным силам 8-ой итальянской армии были отрезаны пути отхода с Дона. Итальянские войска выходили из окружения в составе трех колонн. Одна из колонн отступала через Арбузовку в юго-западном направлении на Миллерово. Она была образована из частей 8-ой итальянской армии, 298-ой немецкой пехотной дивизии и небольшого хорватского подразделения.

В этой колонне находилось до 30 тысяч человек. К вечеру 21 декабря колонна достигла хутора Арбузовка, где дальнейший путь ей преградили подразделения 35, 38, 41-й и 44 гвардейских стрелковых дивизий 1-й Гвардейской армии.

К исходу 24 декабря был завершён разгром основных сил 8-й итальянской армии, окружённых в районах Алексеево-Лозовского и станицы Верхнечирская. Это был полный разгром.

В Италии хутор Арбузовка известен как «Долина смерти». Такое название дали здешним местам итальянские солдаты, участвовавшие в боях по прорыву окружения, устроенного им войсками1-й Гвардейской армии.

В конце декабря 1942 года, 41-я гвардейская стрелковая дивизия вышла к поселку Чертково.

Ее 122-й полк завязал бой за этот крупный населенный пункт и сумел зацепиться за его северную окраину. 124-й полк дивизии обошел Чертково и овладел селом Шептуховка.

В результате этого, большая группировка противника оказалась в окружении. Фашисты, зарыв в землю часть своих танков и оборудовав почти все каменные сооружения под огневые точки, создали здесь прочную круговую оборону и упорно оборонялись.

Бои за Чертково носили ожесточенный характер. Северная окраина поселка не раз переходила из рук в руки. Для усиления наших войск сюда прибыли 35-я и 57-я гвардейские стрелковые дивизии и 47-й истребительный противотанковый артиллерийский полк.

28 декабря 1942 года на выручку окруженному гарнизону, противник бросил из Беловодска и Новолимаревки 19-ю танковую дивизию СС и 320-ю пехотную дивизию. На них была возложена задача — прорваться в Меловое и помочь окруженной группировке пробиться на запад, но врагу так и не удалось пробиться к окруженному гарнизону, положение которого с каждым днем становилось все безнадежнее.

К 30 декабря наступление войск Юго-Западного фронта было остановлено на всех участках. В результате операции «Малый Сатурн» удалось разгромить большую часть соединений 8-й итальянской армии и заставить командование группы армий «Дон» отказаться от попыток деблокировать 6-ю армию под Сталинградом.

Наступил Новый 1943 год. Командующий Юго-Западным фронтом генерал-полковник Н.Ф.Ватутин приказал: 6-й и 1-й гвардейской армиям, закончить ликвидацию войск противника, блокированных в районах Гартмашевки и Чертково.

7 января 1943 года начался штурм окружённой в районе Чертково-Меловое вражеской группировки. Однако первый день боев не принес ощутимого результата. Ещё семь суток длилось сражение по уничтожению окружённой фашисткой группировки.

У фашистов были выгодные позиции, а нашим войскам приходилось в лютые морозы, преодолевая упорное сопротивление гитлеровцев, ползти по открытому снежному полю.

Не смотря на это, к исходу 9 января, воины 57-й гвардейской стрелковой дивизии овладели окраиной Мелового, первого населенного пункта Украины.

К вечеру 14-го января части 41-й гвардейской стрелковой дивизии и 13-й танковой бригады освободили Стрельцовку и Калмыковку. Остатки 320-й пехотной и 19-й танковой дивизии врага, пытавшиеся деблокировать окруженную в Чертково группировку, бежали на запад.

15 января 1943 года обескровленный фашистский гарнизон пошел на прорыв. На рассвете 16 января немцы прорвали окружение и устремились через Стрелецкую степь на село Стрельцовка, а советские войска начали преследование противника.

В заповедной Стрельцовской степи колонны пехоты и танков были подвергнуты бомбежке с воздуха и обстрелу артиллерии. Лишь немногим фашистам удалось прорваться на запад.

Таким образом, к исходу 16 января 1943 года, территории Меловского района Украинской ССР и Чертковского района Ростовской области были полностью очищены от немецко-фашистских захватчиков.

Воины 41-й гвардейской стрелковой дивизии, находясь в составе 4-го гвардейского стрелкового корпуса, продолжили наступление на запад в направлении Беловодска, а затем – Старобельска, но уже без Геннадия Кораблёва…

…В одном из боёв на северной окраине города Черткова 18-летний сержант Кораблев Геннадий получил осколочное ранение правой ноги и был отправлен на лечение в госпиталь до марта 1943 года.

В марте 1943 года получил новое назначение командиром минометного отделения 188-го минометного полка 9-й Запорожской артиллерийской дивизии 3 –го Украинского фронта. В августе 1943 года участвовал в Донбасской наступательной операции.

9-ая Запорожская артдивизия вела бои за освобождение Ростова, Днепропетровска, Николаева, Одессы, Запорожье. В составе 188 –го минометного полка освобождал города Украины и Кораблёв.

В начале марта 1944 года в одном из боёв Кораблёв Геннадий получил тяжёлое пулевое ранение левой руки. Его отправили на излечение в госпиталь, который находился в городе Тбилиси.

17 мая 1944 года врачебная комиссия признала инвалидом по ранению, и он был уволен в запас.

Геннадий Николаевич вернулся домой и стал жить мирной жизнью: работал, женился, учился, воспитывал дочерей…

После войны заочно закончил Всесоюзный финансово-экономический институт (1958-1963 гг.) Работал на руководящих должностях в строительных организациях г. Сокол . А в 1988 году возглавил Сокольскую районную общественную организацию инвалидов ВОИ. Почётный член Всероссийского общества инвалидов.

Награждён орденом Отечественной войны II степени, медалью «За победу над Германией» и другими юбилейными медалями. Умер 2 июля 2004 года, похоронен на городском кладбище.

Казалось бы всё чётко и ясно, но, увы… В этой истории есть неясность, на которую еще не найден ответ, только догадки и размышления…. И связано это с документами Центрального архива Министерства обороны о ранении Геннадия Николаевича Кораблева под Чертково в декабре 1942 года.

В связи с тем, что доступнее становятся архивы Министерства обороны Российской Федерации, на сайте « Память народа» нашла журнал о боевой истории 122 гвардейского стрелкового полка 41 гвардейской стрелковой Краснознаменной дивизии 1-ой гвардейской Армии 3-го Украинского фронта.

Читая записи в журнале боевых донесений о тяжелых боях за железнодорожную станцию Чертково Ростовской области, вспомнила, что Геннадий Николаевич как — то на встрече с молодыми инвалидами рассказывал об осколочном ранении правой ноги именно под Чертково. Это подтвердила и его старшая дочь Любовь Геннадьевна Лобачева (Кораблёва).

Информации почти нет о Кораблёве Г.Н. на «ОБД-Мемориал», «Память народа», «Подвиг народа», только о награждении его в 1985 году орденом Отечественной войны 2 степени и всё…

Зато можно встретить донесение безвозвратных потерь 122 гв. сп 41 гв. сд об убитом 22 декабря 1942 года под Чертково красноармейце Кораблёве Геннадии Никитьевиче (Никитовиче), 1924 года рождения, уроженца дер. Теньково Кадниковского сельского совета Сокольского района Вологодской области. Родственником записана мать – Кораблева Матрена Ивановна, проживавшая по тому же адресу.

Геннадий Николаевич тоже родился в 1924 году в деревне Теньково Кадниковского с\совета Сокольского района. Мать – Кораблева Манефа Ивановна.

Возникли вопросы: родственники, родившиеся в один год, в одной деревне и воевавшие вместе в одном полку и в одной дивизии? Да, и призывались на войну одним и тем же Люблинским РВК, как написано в документах. Возможно ли такое? Решила проверить.

В Сокольском отделе ЗАГС нашли актовую запись за 1924 год от 8 ноября о рождении только одного Геннадия, родителями которого были Николай Николаевич Кораблев и Манефа Ивановна из деревни Теньково Кадниковского с\с Сокольского района. Записи о рождении Геннадия Никитовича Кораблева в 1924 году нет.

В Вологодском областном архиве в похозяйственной книге деревни Теньково на 1940 – 1942 годы имеется запись о семье Кораблёвых: глава семьи Манефа Ивановна, сын Геннадий и дочь Мария. Сведений о других Кораблёвых, т.е. о Матрене Ивановне и её сыне Геннадии Никитовиче, проживающих в Теньково, нет.

На сайте «Память народа» в донесении Сокольского райвоенкома майора Максимова начальнику Центрального бюро по персональному учёту потерь Действующей Красной Армии г. Москва и Вологодскому облвоенкому г. Вологда от 23 мая 1943 года за № 0131, представлен именной список военнослужащих убитых, пропавших без вести и умерших от ран для сведения.

Военком докладывает, что «родственники указанных в списке военнослужащих на территории обслуживаемого райвоенкомата не проживают . Проверка наличия семей военнослужащих, указанных в списке, проводилась по всему району, и она продолжается в настоящее время.»

В указанном в списке на извещении о смерти имеется фамилия Кораблёва Геннадия Никитовича, красноармейца 122 гвардейского стрелкового полка, убитого 22 декабря 1942 года.

Похоронка не была вручена семье Кораблевых из деревни Теньково, скорее всего по той причине, что в извещении было написано отчество у воина «Никитович», а вручить его должны матери Кораблевой Матрене Ивановне, которая не проживала на территории Сокольского района.

В архиве Сокольского военного комиссариата сохранилась алфавитная карточка, в которой записано, что Кораблёв Геннадий Никитович, красноармеец, убит 22.12.1942 года у ст. Чертково Ростовской области северо-западнее, 122-й гвардейский стрелковый полк. Вручить : г. Сокол, Советский проспект, д. № 25.

В Книге Памяти Вологодской области имеются сведения о гибели Кораблева Геннадия Никитовича.

Жил ли до войны по этому адресу Кораблёв Геннадий Никитович и его мать? Никто не знает.

Любовь Геннадьевна, дочь Кораблёва Геннадия Николаевича, в разговоре со мной сказала, что никогда не слышала от отца о похоронке и не знает среди родственников Кораблевых Геннадия Никитовича и Матрену Ивановну. Скорее всего произошла какая – то ошибка при заполнении извещения о смерти. . Возможно…

…Можно предположить, что в те дни под Чертково шли тяжелые наступательные бои, и Геннадий Николаевич, получив осколочное ранение правой ноги, мог упасть на землю, а бегущие за ним бойцы могли увидеть это и в последствие зафиксировать падение своего командира, как гибель.

Так могла появиться его фамилия в донесении безвозвратных потерь полка, а ошибкой писаря было написание другого отчества у Кораблёва. Похоронка не могла дойти до Кораблёвых еще и по той причине, что Геннадий Николаевич мог написать матери о своем ранении из госпиталя. тем более, что он в марте 1943 года воевал уже в другой дивизии.

Я постаралась описать атмосферу тех дней, когда шло сражение за Чертково, чтобы представить, как это было тогда, зимой 1942-1943 года… В этом кромешном аде могло произойти тогда всё, что угодно…

Можно было бы поставить точку, но… В Черткове на площади Победы стоит монумент «Скорбящая мать», установленный памяти погибших воинов при освобождении железнодорожной станции. 415 фамилий воинов отражены на мраморных табличках братской могилы, среди них — фамилия КОРАБЛЁВ Г.Н.

В списках погибших значится КОРАБЛЕВ ГЕННАДИЙ НИКИТОВИЧ, погиб 22.12. 1942 года, 122 гв. СП.

Кто он, неизвестный герой – сокольчанин? Или ошибка в написании отчества и здесь сыграла шутку над судьбой воина?..

Наш же солдат, Кораблёв Геннадий Николаевич, приняв боевое крещение в боях за Чертково Ростовской области, победив страх и смерть, выжил в том первом тяжёлом сражении с фашистскими захватчиками!

Автор: Галина Старыгина, г. Сокол

Использован материал:
1. Ярошенко А.А. «В бой шла 41-я гвардейская…» Воениздат 1982 г.
2. Боевая история 122-го гвардейского стрелкового полка. ЦАМО: фонд 6457, опись:00000001, д. 0001
3. ЦАМО: фонд 58, опись 18001, д.1196
4. ЦАМО: фонд 58, опись 18001, д.10
Alla
Alla
Если Вы хотите предложить свои материалы для публикации на сайте Лдк-Сокол.ру, высказать замечания или задать вопрос, можете воспользоваться следующей формой: Написать сообщение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *