Обреченные погибнуть….

Обречённые погибнуть


Я в плену в краю чужом, далёком
Дни идут печальной чередой.
Далеко отсюда на востоке
Милый край и отчий дом родной.
А.А. Меркулов

Прошло почти восемь десятилетий с начала Великой Отечественной войны, прокатившейся по нашей стране, унесшей и сломавшей судьбы миллионов советских людей. Да, давно это было, и сегодня немногим участникам ВОВ, оставшимся в живых, около ста лет.

Сейчас трудно вспомнить имена и фамилии тех первых сокольчан, ушедших на фронт в первые дни войны и принявшими свой первый бой с неравными силами фашистов, погибшими, пропавшими без вести и умершими в фашистском плену в тот далекий 1941 год…

О судьбе многих воинов до сих пор ничего не знают родственники и потомки… Но при желании, информацию можно найти в военных комиссариатах, в похозяйственных книгах районных и областных архивах, в Книгах Памяти и на сайтах ОБД.

В Книге Памяти Вологодской области по Сокольскому району Ножихин Маркел Васильевич, 1911 года рождения, уроженец деревни Старое Пельшемского сельского совета, числится пропавшим без вести с декабря 1941 года.

В 1947 году его жена Ножихина Лидия Николаевна сделала запрос в Сокольский РВК о судьбе мужа, так как от него всю войну не было известий, а призван он был в ряды Красной Армии 24 июня 1941 года.

После проверки информации, тогда красноармеец Ножихин Маркел Васильевич был признан пропавшим без вести с декабря 1941 года.

На основании этих документов его фамилия была позже занесена в Книгу Памяти Вологодской области, и числится он пропавшим без вести…

… В 2019 году, просматривая на сайте «Память народа» карточки военнопленных, и пролистнув одну из многих, моя рука замерла. Знакомую фамилию прочитала в графе о девичьей фамилии матери на немецком языке – Самагинова.

Вновь и вновь внимательно рассматривала карточку, пока не убедилась, что это двоюродный брат моей мамы — Ножихин Маркел Васильевич, 12.06.1911 года рождения.

По данным карточки военнопленного, он воевал в 399 стрелковом полку, взят в плен 11 июля 1941 года во Пскове, находился в концентрационном лагере IID (323) на территории Восточной Померании (сейчас территория Польши), умер от болезни 3 ноября 1941 года и похоронен в Штаргарде.

Совпадали многие данные: девичья фамилия его матери (Самагинова), имя отца (Василий), домашний адрес (деревня Старое Сокольский район Вологодская область), имя и отчество солдата (Маркел Васильевич), год рождения (1911).

В его карточке стоял лагерный номер 3463, вместо фото – отпечаток пальца, указан рост – 175 см, цвет волос – тёмный, особых примет нет, при взятии в плен состояние здоровья оценено, как здоров.

Но видимо, немецкий писарь, не владеющий русским языком, или возможно со слуха, записал его фамилию, изменённую до неузнаваемости. Позднее переведена на русский язык, как НОХИЛКИН, а не НОЖИХИН, место рождения – почему – то ИВАНОВСКАЯ область.

Видимо, по этой причине Маркел Васильевич Ножихин до сих пор по документам числится пропавшим без вести, а не погибшим в плену.

Решила установить военную судьбу его и обратилась с запросом в военный комиссариат Вологодской области. В конце октября пришел ответ. Собирая по кусочкам информацию, сложилась картина о военной судьбе воина, ушедшего защищать Отечество, выполнившего свой солдатский долг и умершего в концлагере от болезни в конце 1941 года.

…Согласно документов, НожихинМаркел Васильевич был призван Сокольским райвоенкоматом и 24 июня 1941 года в 18 часов в составе команды № 753 вместе с другими бойцами отправлен по маршруту следования: Сокол – Оларёво – Вологда на сборный пункт.

Прибытие в Вологду было намечено на 25 июня в 9 часов утра. Начальником команды был лейтенант Новлянкин Александр Афиногенович. Вместе с Маркеломв колонне шагали односельчане: Рябинин Василий Владимирович и Носов Николай Николаевич.

Дальше след красноармейца Ножихина теряется, так как другими сведениями, а именно: в какой воинской части проходил службу, в каких местах он участвовал в боях и прочими, областной военный комиссариат не располагал.

Ими был сделан запрос о нахождении в плену Нохилкина М.В., обстоятельствах его гибели и места его захоронения в Управление ФСБ России по Вологодской области. Ответ был отрицательным, так как информации о Нохилкине у них не было, видимо, по причине того, что место рождения в карточке военнопленного было указано: Ивановская область.

На мой запрос в ЦАМО пришел ответ, что у них имеется только та информация на Ножихина и Нохилкина, которая выложена в интернете и которой я уже располагаю.

В Книге памяти Ивановской области фамилия Нохилкина Маркела Васильевича отсутствует.

…На карточке военнопленного указан номер воинской части 399 стрелковой дивизии, которая дислоцировалась в то время в городе Вологде и входила в состав 111 стрелковой дивизии.

Возможно, Ножихин Маркел Васильевич по прибытию в Вологду был направлен в эту воинскую часть. Тогда события в июне 1941 года развивались по ускоренному военному сценарию боевых действий…

Фашистские войска быстро продвигались по территории Советского Союза и вскоре, 29 июня 1941 года, возникла необходимость заблаговременно организовать оборону по рубежу реки Великой и прочно закрыть направление на Ленинград.

Бойцы трёх дивизий (111-я, 118-я и 235-я) в составе 41 стрелкового корпуса выбыли на фронт в район Пскова, плохо обученные и не имевшие достаточного количества боеприпасов.

С 3 на 4 июля 1941 года после выгрузки воинские части 41-го стрелкового корпуса вступили в бой с наступающими немецко – фашистскими войсками группы «Центр» из города Каунас через Псков и через Лугу на Ленинград на рубеже реки Великой под городом Остров.

С каждым днём до 8 июля 1941 года бои в районе Острова разгорались с новой силой и принимали ещё более ожесточённый характер. Город Остров несколько раз переходил из рук в руки.

На пути врага встали воины 111-й стрелковой дивизии. Однако, 6 июля крупные танковые соединения при мощной поддержке авиации прорвали оборону и окончательно заняли г. Остров.

111-я дивизия с боями отошла через реку Великая и расположилась между шоссе и дорогой. В результате ночного боя немцам удалось прорваться по шоссе и подойти к Пскову в районе Крестов., что создало угрозу тем частям, которые находились за рекой Великая.

Части стали отходить к городу, но не успели перейти по мосту на правый берег реки, так как произошёл преждевременный взрыв моста.

Бойцы вынуждены были пробираться к железнодорожному мосту, находящийся в трёх километрах южнее Пскова, либо переправляться на другой берег под натиском врага на вспомогательных средствах. 111-я и 118 –я дивизии понесли большие потери.

8 июля 1941 года 111-я сд заняла оборону на рубеже реки Великая и реки Череха в 17 километрах юго-восточнее Пскова.

Натолкнувшись на упорное сопротивление немцев, к вечеру 9 июля 1941 года части 41-го стрелкового корпуса обошли Псков и с востока начали наступление на Лугу.

Фронт в очередной раз был прорван. 9 июля 1941 года во Псков вошли немецкие войска, но им
нелегко далась эта битва за Псков. Столкнувшись с ожесточённым сопротивлением советских войск, враг снял с Лужского направления несколько дивизий.

Героическая оборона левого фланга Северо – Западного фронта не позволила немцам в июле 1941 года развить наступление в направлении Великих Луг, что, в свою очередь, предотвратило выход противника в тыл советским войскам, державшим оборону на правом фланге фронта, прикрывавшего Москву.


Шёл двадцатый день войны, когда 11 июля 1941 года Ножихин Маркел попал в плен. Эта дата пленения написана в его карточке. Уже никогда не узнаем, как это случилось…

Судьба советских воинов, оказавшихся во вражеском плену, была трагической и не оставляла надежды выжить. Большое количество пленных пришлось на первые два года войны.

Немецкими властями не были продуманы вопросы транспортировки огромного количества пленных. Многочисленные колонны добирались до пересыльных лагерей пешком. Жуткую картину видели жители, глядя на колонны военнопленных, а помочь им ничем не могли. Раненых и уставших, которые не могли идти, фашисты пристреливали в дороге.

В первое время стационарные лагеря (шталаги) располагались на территории Польши, а позднее в связи с нехваткой рабочей силы и в Германии. Условия транспортировки по железной дороге в открытых вагонах были чудовищными. Загоняли пленных так, что приходилось ехать стоя. Часто в дороге не кормили. По этим причинам около половины пленных погибали в дороге.

С конца июля 1941 года на территорию Третьего Рейха начали поступать пленные воины Красной Армии.

Лагерь, куда везли Маркела, был построен для польских военнопленных осенью 1939 года на окраине города Старгарда , в то время он назывался Штаргард.

В начале августа Маркел Ножихин оказался в Восточной Померании. Вновь прибывших знакомили с лагерными правилами. На каждого пленного заводилась карточка с данными, а также указывалось в каком состоянии был при взятии в плен и его рост. В дальнейшем записывались все передвижения пленного: работа в рабочей команде, наказания, прививки, лечение в лазарете, дата смерти и место захоронения.

Шталаг 2Д (323) ,Старгард, 1941 год

По воспоминаниям очевидца, выжившего военнопленного в этом аду шталага 2д, пленных поместили в деревянные бараки с двухъярусными нарами, с соломенными матрасами. Для обогрева использовали небольшие чугунные печи, но зимой они не спасали от пронизывающего холода.

Страшный голод и издевательство испытывали пленные. Баланда и буханка солдатского хлеба делилась на 10 человек, то есть по 100 грамм хлеба на день. Но и эти скудные пайки отбирались прислужниками фашистов с уголовным прошлым. Чувство голода было наибольшим психическим наказанием для военнопленных. Многие люди из-за голода и тяжёлой работы погибали через три – четыре месяца плена.

Вскоре в шталаге начались инфекционные заболевания. Прививки были обязательными в лагерях, но и они не спасли от массовой гибели большинства ослабленных военнопленных при начале заболеваний тифом, дизентерией и туберкулёзом.

Отметки о прививках в августе и сентябре 1941 года имеются в карточке Маркела. Возможно, прививок, сделанных при ослабленном организме, хватило ещё для заболевания фурункулёзом и для того, чтобы умереть в лазарете 3 ноября 1941 года. Маркелу Васильевичу Ножихину было только 30 лет…

Новое военное кладбище военнопленных StalagIID

В карточке сделаны записи о его смерти и о захоронении на новом кладбище для военнопленных в общей могиле Старгарда.

А дома долго ещё ждали его писем и возращения с войны жена Лидия Николаевна, дочь Нина, сын Саша, отец Василий Александрович , мать Мария Михайловна, но так и не дождались… До весеннего майского Дня Победы оставалось три с половиной года…

Дорога, ведущая на забытое кладбище советских военнопленных в польском Старгарде…В январе 1945 года к Старгарду быстро приближались советские войска, и шталаг 2 Д начали эвакуировать.

Опустевшая территория лагеря на короткое время стала перевалочной базой для других военнопленных, которых перемещали вглубь Германии. 5 марта в Старгард вошли советские войска…

В соответствии с документацией лагеря, между октябрём и декабрём 1941 года в шталаге 2д умерло 973 человека, каждый месяц умирало по 300 пленных.

В 1942 году количество умерших достигло 1077, в 1943 году снизилось до 492 человек, в 1944 погибло 192 военнопленных. За 1945 год документации не сохранилось.

По данным Министерства Обороны Российской Федерации, которые были опубликованы в 2005 году, в немецком плену побывали 4 миллиона 560 тысяч советских военнослужащих.

Сколько их осталось в живых и вернулось в Россию, не было сказано. По мнению историков, число составило половину, остальные погибли или эмигрировали.

…Около 70 лет ничего не было известно о кладбище советских солдат, замученных немцами в лагере «Шталаг II-D» под Старгардом.

Память о шталаге в той или иной степени сохранилась, но место захоронения умерших в лагере советских военнопленных было предано забвению. Местные жители не помнят о его существовании, не помнят названия. Но самой большой загадкой оставалось его местоположение.

Помнить о кладбище могли только упокоившиеся — казненные, умершие от пыток и истощения военнопленные.

Несколько лет назад польский краевед Ярослав Томчак из города Старгард самостоятельно нашел забытое кладбище советских военнопленных, погибших в лагере «Шталаг II-D» на северо-западе современной Польши.

Ярослав Точмак проанализировал множество архивных документов и воспоминания бывших военнопленных, прежде чем докопался до истины в буквальном смысле.

Благодаря новым данным, Томчак установил, что на «новом кладбище для военнопленных» похоронено, минимум, 2,6 тысяч человек. Он добился, чтобы в 2018 году кладбищу был присвоен статус военного и продолжает искать родственников погибших военнопленных лагеря 2д (323).

В этих списках числится красноармеец Ножихин (Нохилкин) Маркел Васильевич и еще 25 военнопленных воинов из Харовского, Вожегодского, Кадуйского, Вологодского, Череповецкого, Вытегорского, Сокольского районов Вологодской области, которые погибли в 1941 – 1942 году в лагере 2д (323), и фамилии которых до сих пор не значатся в Книге Памяти Вологодской области, как погибшие в плену, с точной датой смерти и указанием места захоронения.

В послевоенное время многие получали извещения из военкоматов, что их красноармейцы пропали без вести, возможно потому, что в те годы многие документы были засекречены. Такой ответ получила в 1947 году жена Маркела Васильевича Ножихина – «пропал без вести».

Уже другие новые поколения стали забывать в своих семьях тех, кто первыми, в том далёком июне 1941 года маршировали в колоннах навстречу врагу, подвигам и неизвестности, обреченные на смерть и на страдания в плену, но верующие в Победу советского народа над фашизмом…

Мы в неоплатном долгу перед погибшими солдатами, и лучшей памятью о них будет возвращение воинам их имён в историю!

Автор: Галина Старыгина, г. Сокол

 

 

 

 

.

Alla
Alla
Если Вы хотите предложить свои материалы для публикации на сайте Лдк-Сокол.ру, высказать замечания или задать вопрос, можете воспользоваться следующей формой: Написать сообщение

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *