Детские игры (Заметки жителя Печаткино)

17. 05. 2015

автор: Сергей Гор (Горкин)

Родился я 4 ноября самого голодного 1947 послевоенного года в городе Сокол. До осени 1966 года прожил в Печаткино, на улице Фрунзе, в доме №9.

Оглядываясь сегодня в годы своего сокольского детства, не перестаю удивляться нашей способности успевать, буквально, везде и всюду.

Если учесть, что никто не освобождал нас от уроков в школе и домашних заданий, то непонятно как мы  умудрялись находить время на всё остальное.

Прежде всего, на дворовые игры в прятки, в войну, в пятнашки.  Для этих занятий игрушек не требовалось.  Для игры в войну, в которой, кстати, никто не хотел исполнять роль немцев, ружья, сабли и пистолеты мы мастерили сами из фанеры и досок. Конечно, были у нас и другие игрушки цены на которые соответствовали доходам родителей.

После фильма «Тимур и его команда»  в одном из сараев, ряд которых отделял улицу Фрунзе от улицы Беднякова, мы устроили штаб.  К уже перечисленному самодельному арсеналу оружия добавились  рогатки.

Кроме этого, в штабе валялась куча невесть откуда взявшихся противогазов, а на стенке висели настоящие  театральный бинокль и офицерская полевая сумка моего отца.  Кстати, с этими сумками, некоторые ребята даже  в школу ходили.

Не припомню, чтобы за короткое время существования нашей тимуровской команды мы сделали что-то для кого-то полезное, да и штаб наш просуществовал недолго. Во всех наших домах было печное отопление, и  сараи предназначались  не для  штабов, а для хранения на зиму дров.

Поначалу мы со своим нехитрым штабным скарбом перебрались на чердак девятого дома, что оказалось совсем против всех правил конспирации, поскольку вход на чердак вела лестница прямо с улицы.

Затем мы устроились на чердаке двухэтажного восьмого дома.  Жильцы второго этажа долго терпели раскачивающиеся  светильники и осыпающуюся с потолков побелку, но терпение их, в конце концов,  лопнуло и нас оттуда не совсем вежливо попросили.

Конечно, одним этим наш досуг не ограничивался. На коньках мы катались прямо по обледеневшим дорогам из булыжника, частенько цепляясь проволокой за грузовики.

Не у всех, правда, но у многих были лыжи и санки. С этим инвентарём мы отправлялись на крутые берега Ёнсы в район 11-ой школы.

Между улицами Фрунзе и Литейной были два, огороженных забором заросших травой  участка. На одном из них где-то напротив девятого дома стоял памятник Ленину (позже обустроили сквер и вождя перенесли ближе к проходной Сухонского ЦБК).

Позади памятника была натянута волейбольная сетка. Там мы играли в футбол и волейбол,  кое-кто резался в «ножички», а некоторые и на деньги  в «пристеночку», используя в качестве стенки пьедестал вождя мировой революции.

Пережившие тяготы  военных лет женщины и  вернувшиеся с фронтов мужики,  всеми силами старались уберечь нас от неприятностей,  стыдили и поругивали, но многое всё таки нам прощали. Честно сказать не помню, чтобы взрослые  особо сильно наказывали нас, хотя и было за что.

Со временем некоторые наши игры становились не всегда безобидными. Каждое воскресенье родители выдавали нам на личные расходы 1 рубль. На эти деньги можно было купить на рынке большой гранёный стакан жареных семечек или  порцию развесного  мороженого. Можно было сходить в кино.

В клубе Сухонского ЦБК  на дневных сеансах для детей, кроме сказок, крутили много  фильмов о войне.  Даже проходя мимо клуба можно было слышать канонаду орудий, звуки выстрелов и грохот взрывов. К этому надо добавить, что, многие из наших отцов увлекались охотой и в домах, не так строго как сегодня, хранились дробь, порох и патроны, а на комбинате для газосварки использовали негашёную известь.

Помнится, насмотревшись фильмов о войне, собрали мы что-то наподобие бомбы, пристроили это на помойке у сараев и рванули так, что помои разнесло метров на десять. При этом одному из пацанов, который из любопытства стоял ближе всех к эпицентру, обожгло лицо. Тут нам, конечно, неслабо досталось и мы эти наши ребяческие игрушки постарались забыть.  Но без дела не остались.

В нашем клубе было открыто много разных кружков. Те, кто хотел заниматься самодеятельностью, выбирали соответствующие кружки и там пели, танцевали, играли на баяне, пианино, духовых инструментах, исполняли роли в спектаклях, выступали на концертах. Мы со своими друзьями перепробовали много из того, чем занимались в кружках авиа- и судомоделирования, паяли простейшие радиосхемы, вырезали  из фанеры лобзиком полочки, выжигали на них узоры.

Не помню, с чего началось, но в какой-то момент нашей страстью к приключениям стали свалки. Эти свалки, конечно, были далеки от современных полигонов по утилизации мусора.

Первой из них была паровозная свалка.  Каким образом так много паровозов собрали на территории депо комбината,  сказать не берусь. Это были, по всей видимости,  снятые, в связи с переходом на тепловозную тягу, локомотивы междугородних линий.  Машины эти были огромные,  красивые и не было уголка в них, который бы мы не обследовали.  Детей своих в ту пору, прежде чем выпустить погулять, родители старались одеть чисто и аккуратно.

Легко себе представить, какими возвращались мы после исследования угольных тендеров и покрытых сажей топок. Конечно, нас отмывали, отстирывали, наказывали и строго на строго запрещали нос свой совать в паровозное депо.

Мы были послушные в основном. На паровозную свалку ни ногой, и тут же шли всей гурьбой на свалку тракторов. Была эта свалка рядом с железнодорожной веткой, которая тянулась от комбината в сторону станции Печаткино в районе конюшни. Понятно, что угля и сажи там не было, зато в избытке было масел, мазута и ранивших в кровь руки различных железяк.

Нас интересовали не все железки, а в основном медные трубки, из которых мы своими руками мастерили так необходимые в том нашем возрасте «пугачи» и «самопалы».  За эту свалку нам, разумеется, влетало не меньше, чем за паровозную.

На каком-то отрезке этой же железнодорожной ветки была ещё одна  свалка. Находилась она рядом с воинской частью и богатство её превосходило предыдущие две  сугубо гражданские свалоки. С этого полигона мы тащили домой оптические стёкла, линзы и  артиллерийский порох. Всему этому можно найти вполне логичное объяснение. Это было время начала космического века. За пределы нашей планеты летали спутники и межпланетные корабли.

Артиллерийский порох, в виде длинной макаронины, нужен был нам для изготовления ракет. Оптические стёклышки мы использовали для производства  подзорных труб и телескопов. Уж очень нам хотелось, после того как  взлетит наш искусственный  шедевр ракетостроения, понаблюдать насколько близко она пролетит рядом с естественным спутником Земли  Луной. Чаще всего, эти космические аппараты падали на крыши сараев, а однажды чуть не наделали пожара.

В нашей квартире был телефон, была ванная, проводное радио, радиола, но не было телевизора и, тем более,  компьютера.  Зато имелась  большая библиотека. Всё, что было в  домашней библиотеке и было доступно моему пониманию, я прочитал. Почти всё, что соответственно возрасту  разрешалось брать в школьной и заводской библиотеке, прочитал  тоже. По тогдашнему своему разумению полагал, что ничего необычного в книжках я уже не найду.

Недалеко от комбината, и опять же рядом с железнодорожными путями стояли охраняемые, длинные, деревянные склады. В них хранились тюки с макулатурой.  А в этих тюках было множество разных книжек. Здесь были военные, технические, медицинские, научные  и разные другие издания. Друзья мои частенько лазили в эти склады, однажды и я пошёл с ними. Незаметно прокравшись мимо сторожа, мы залезли  в узкую щель в стенке и принялись потрошить тюки с макулатурой.

Вот в этот раз мне и попалась в руки тонкая книжечка в голубом переплёте. Я машинально открыл её и прочёл: /Выткался на озере алый свет зари /На бору со стонами  плачут глухари…/  Хотел уж было выбросить книжечку, но что-то меня удержало. Запихнул её себе под рубашку, принёс домой и спрятал в свой письменный стол.   Потом прочитал. Раз, другой, третий…  Так состоялось моё знакомство с творчеством Сергея Есенина. Его книги  какое-то время были под запретом и  библиотеки (по указу сверху)  сдавали их в макулатуру.

Время шло, мы взрослели. На Беднякова открылся новый спортзал. Там были уже совсем другие игры.  Многие из нас перепробовали себя в разных спортивных секциях. Я остановился на баскетбольной.  Был капитаном школьной сборной, когда завоевали первое место по городу среди школ.

В 10 классе,  играл за сборную города на первенстве области, которое проходило в Череповце. Но это уже далеко не детские игры…

воспоминаниями поделился наш земляк Сергей Алексеевич Горкин
родился в городе Сокол, здесь же закончил среднюю школу №4.
Ныне успешный журналист и литератор (пишет под псевдонимом Сергей Гор),
живет и работает в г. Дубна, Московской области.

Удачи вам! До скорых встреч на страницах сайта Ldk-Sokol.ru

Похожие Посты

Добавить в

Ранее были написаны:
  1. Улица Фрунзе, город Сокол
  2. Баня (рассказ о бане, что была на ул. Беднякова)
  3. Сокольский ЦБТ: Группа «А» Электриков Промышленных Предприятий выпуск 1958-го
  4. Родовой дом Сибирцевых, село Георгиевское
  5. Моя первая учительница

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *